ЯРОСЛАВСКИЙ АПОКАЛИПСИС

О.СКИБИНСКАЯ

    У меня в руках папки с грифом "Совершенно секретно". За шестьдесят лет существования этих документов первый раз в них дозволено заглянуть человеку, не облеченному тайной властью службы госбезопасности. Пожелтевшие листочки, одни из которых отпечатаны на машинке, другие написаны от руки неровным почерком, содержат государственную тайну. Теперь можно сказать, что речь в них идет о взрывах и поджогах 26 промышленных объектов, то есть фактическом уничтожении военного и промышленного потенциала Ярославля, Переславля, Тутаева. Руководить уничтожением должен был оперативный штаб. Среди секретных исполнителей - заранее проинструктированные директора заводов, начальники цехов, мастера, механики, аппаратчики.

ТАЙНЫЙ ПЛАН НКВД

    Нет, речь идет не о широкой диверсионной сети, раскинутой в нашем тылу врагами. И не о громком деле директорского корпуса, раскрытого чекистами. На секретных папках стоит подпись заместителя начальника УНКВД Ярославской области капитана государственной безопасности Кремяна. "План мероприятий по уничтожению важнейших промышленных объектов Ярославля" был разработан в июне-сентябре 1941 года управлением МКГБ по Ярославской области. Он должен был начать действовать в случае "угрозы Ярославлю быть оккупированным германскими войсками и принятия командованием Красной армии решения временно оставить город". В этой ситуации все крупнейшие оборонные промышленные предприятия области должны были быть выведены из строя. Исполнители - из числа проверенного партийного и руководящего состава, спецагентуры НКВД.

     Буквально с первых месяцев войны промышленность Ярославской области перешла на выпуск военной продукции. Ярославский автомобильный (нынешний моторный) завод выпускал в годы войны грузовые полуторные и трехтонные самосвалы, в специальном цехе изготавливались корпуса для 37-миллиметровых снарядов. Ярославский электромашиностроительный завод кроме промышленных электромоторов освоил производство осколочно-фугасных снарядов. "Пролетарская свобода" - 82-миллиметровых мин.

     Судостроительный завод выпускал малотоннажные суда и военные катера. Тормозной завод - тормозное оборудование для железных дорог, компрессоры для электровозов, паровозные рукава, взрыватели, зажигательные авиационные бомбы, осколочные гранаты. Паровозоремонтный завод ремонтировал паровозы и бронепоезда, изготавливал снаряды, детали для оружия, запчасти к мотовозам и тракторам.

     Завод N 151 выпускал аэростаты воздушного заграждения, резиновые лодки, защитные противохимические ткани, другую военную продукцию. "Красный маяк" производил электроинструменты и спецпродукцию - коробки для противогазов, лотки для мин, корпуса зажигательных авиационных бомб. Фабрика "Североход" - обувь для Красной армии, военные палатки. Кожевенный завод вырабатывал хром, шил армейские полушубки, перчатки...

     Все это и предстояло "вывести из строя", чтобы не досталось врагу. Что стояло за этими малозначительными, казалось бы, словами? Первыми должны были взлететь на воздух Ярославские ТЭЦ и ГРЭС, от функционирования которых зависела работа промышленных гигантов Ярославля и Рыбинска. За ними северная электроподстанция, кольцующая энергопроизводителей центра России. Уничтожению подлежало прежде всего их сложнейшее электрооборудование, щиты управления, кабель. В центре Ярославля мощные взрывы практически уничтожали городскую электростанцию, дающую жизнь не только заводам, но и жилым кварталам. На самих предприятиях были заминированы технологические линии, компрессорные станции, котельные, насосные, электроподстанции, вагранка, где плавили металл заводов, паровые машины, дизели, заводские корпуса...

     В план уничтожения были включены также ликероводочный и мельзаводы, снабжавшие не только население области, но и армию. Достаточно было поджечь мучную и мельничную пыль на вальцах - огонь сразу бы пронесся огненной рекой по всем цехам предприятий. Было подсчитано: сколько тысяч килограммов тола требуется в общей сложности для выполнения задуманного и по каждому объекту отдельно; сколько тысяч метров детонирующего и бикфордова шнуров; сколько запалов. По каждому предприятию назначены ответственные поджигатели и взрыватели. Естественно, уничтожению подлежали системы жизнеобеспечения города. Было заминировано сложное насосное оборудование водоканала.

ХИМИЧЕСКАЯ БОМБА

     Однако в жестких условиях военного времени эти предприятия работали стабильно и без аварийно. Фабрика "Красный Перекоп" выпускала военные палатки, материалы для противохимических костюмов. Кордная фабрика делала корд для шинного завода. Оборонный завод N 226 перерабатывал каждые сутки десятки тонн газообразного хлора. Завод СК-1 вырабатывал синтетический каучук и латекс. "Победа рабочих" - лаки и краски на нужды военной промышленности, пробки для снарядов. Шинный - автомобильные, велосипедные, грузовые и аэропокрышки, спецшины, катки, тормозные камеры. Асбестовый завод выпускал асбестовую бумагу и делал из нее детали для автомобилей, танков, тракторов. Огнеопасный кислородный завод вырабатывал сжатый воздух, поставлял кислород на нужды автогенных сварок, азот - заводу СК-1.

     "Свободный труд" производил материалы для производства аккумуляторов, масляные и твердые краски, спеццех изготавливал противохимическую одежду. Подошвенный и регенератный заводы делали резиновые подошвы, противогазовые маски, другие резиновые изделия оборонного значения. Уничтожить также должны были лесопильное производство, сажевый завод с его большим нефтяным хозяйством, бензохранилище...

     Ярославль - один из крупнейших промышленных центров России, где издавна было сосредоточено множество химических производств. Речь идет о предприятиях, на которых используются огне- и взрывоопасные сырье и материалы - спирт, бензол, бензин, различные клеи, скипидар, хлопок, хлор, каучук, сажа, гудрон, анилин и др. Многие из них опасны и сами по себе. Дополнительные проблемы создают сложные технологические процессы, в ходе которых давление достигает нескольких атмосфер. Вот почему любой такой завод представляет по сути химическую бомбу, последствия от взрыва которой труднопредсказуемы. И здесь не нужны ни тол, ни бикфордов шнур. Достаточно обеспечить соприкосновение вещества с воздухом, пустить воду по шлангу или чиркнуть спичкой.

     Достаточно, например, малейшей искры, чтобы некоторые газы взорвались, и целый цех перестал существовать. А металлический натрий воспламеняется при попадании в него даже капли влаги. Не потребуется больших усилий, чтобы вспыхнули полуфабрикаты, лак, олифа или растворители на складах - здесь не нужен и тол. Хватало и подожженного клочка пакли. Или аппаратчику достаточно пробить, а затем поджечь цистерны и другие емкости с химическими веществами - от мощнейших взрывов рухнули бы перекрытия и стены цехов, складов, оборудование бы разрушилось или расплавилось от высоких температур. Или перекрытием приточной вентиляции при открытых вентилях газопровода создавалась высокая концентрация взрывчатых газов. Соединение с воздухом создавало гремучую смесь высочайшей взрывной силы.

     Отдельные виды сырья, хотя бы тот же анилин, являются ядовитыми, способными вызвать массовые отравления рабочих. Сотни тысяч тонн нефтепродуктов - осветительный и тракторный керосин, смазочные масла, авиационный и автотранспортный бензин, легроин, дизельное топливо, - хранящиеся в резервуарах складов нефтебазы, прогремели бы сотнями взрывов на протяжении нескольких километров вдоль Волги. Хлынувший из ям через разрушенные земляные валы мазут... Реки... море огня, которое невозможно потушить... Запылала бы сама великая русская река!

     Отдельные планы уничтожения важнейших объектов на случай вынужденного отступления наших войск были приняты по Переславлю и Тутаеву. В Переславле диверсионной операцией должен был руководить начальник РУ НКВД Шалашов. Роль поджигателей и подрывников отводилась операм - энкаведешникам и милиционерам, а также руководству пожарной охраны и самих предприятий. Подрывник из местного гарнизона специально провел для них курсы по подрывному делу. С приближением фронта к городу все эти люди переводились на казарменное положение. После оставления Переславля нашими войсками, из горящего и взрывающегося города выполнившие свое задание группы диверсантов по 2-3 человека должны были собраться в лесной сторожке в десяти километрах от райцентра. Оборудование фабрики N 5, выпускавшей кино- и фотопленку, заранее было демонтировано и вывезено из Переславля, поэтому уничтожить оставалось только паросиловое хозяйство и некоторые станки, использовавшиеся в производстве спирт и эфир взорвались бы от нескольких фугасов, а склад пленки вспыхнул бы от одной спички.

     Все три цеха прядильной фабрики "Красное эхо", вырабатывавшей хлопковую пряжу, нитки, приводные ремни, находились в одном каменном 5-этажном здании с деревянными перекрытиями, за долгие годы работы почти насквозь пропитавшиеся маслами. Это облегчало работу поджигателей, тем более что хлопковая пыль легко загорается. На фабрике "Новый мир" в войну шили нательное армейское белье. Трехэтажное каменное здание с толстыми стенами и бетонными перекрытиями можно было уничтожить только направленными взрывами с помощью заложенных фугасов. Уничтожению подлежали также городской водопровод, почта, телеграф и радио, базы "Заготзерна" и "Торфорабснаба", продовольственные базы района.

    В январе 1942-го начальником Тутаевского РУ НКВД старшим лейтенантом госбезопасности Перовым был утвержден оперативный план уничтожения промышленных объектов Тутаева. Пять оперативных групп будущих диверсантов также прошли краткосрочные курсы по подрывному делу.

    Взлететь на воздух и запылать на протяжении трех километров должен был Константиновский нефтеперерабатывающий завод имени Менделеева.

     Масштабы этой экологической катастрофы были бы также непредсказуемы, ведь взорвать предстояло нефтяные емкости, печи, автоклавы, котлы, авиамасла, а также солидол и другие спецсмазки, сернокислотный цех.

     Печальная участь ждала и овчинно-шубный завод имени Калинина, фабрику "Тульма", выпускавшую брезент для армии, ее водонасосную станцию, пром- и мелькомбинаты, склады "Заготзерна", бондарный завод, электростанцию, водокачку, почту, телеграф и телефон. Конечно, согласно разработанным планам, все рабочие перед началом проведения этих секретных операций должны были предварительно покинуть цеха. Однако нетрудно представить себе неразбериху и панику, которые могли охватить город, просочись хоть малейший слух о том, что Ярославль сдают врагу. Тем более, что с началом взрывов и поджогов паника населения наверняка бы усилилась... Вот почему последствия запущенной человеком катастрофы не мог предугадать никто. К счастью, наши войска выстояли в суровых боях с фашистами под Москвой, и ярославский апокалипсис остался только на бумаге.


Информация | СМИ о нас | Из истории | Музей Управления | Контакты | Почта